Про то, как я научилась чувствовать 13.09.2022

Я помню свои диалоги с психологом лет пять назад:
— Что ты чувствуешь?
— Я думаю… — отвечала я.
— Да, конечно, мы уже обсудили, что ты думаешь, а что ты чувствуешь по этому поводу?
И тут у меня наступал ступор. Потому что, у меня не было ответа на этот вопрос, и я его мучительно искала внутри.
Это не значит, что чувств не было. Они были (ага, я вообще-то отношусь к высокочувствительному типу людей — это особенность организации нервной системы), но говорить о своих чувствах, осознавать их в моменте, мне было сложно. Вот такой парадокс.
Почему так произошло? Причин несколько.
1.Травматический опыт детства.
Какие-то чувства оказались вытеснены или подавлены (например, гнев, стыд и даже страх). Т.е.они оказались под запретом и ушли в тень. И зачастую не распознавались мною, даже если тело физиологически выдавало необходимую реакцию.
2.Двойные послания родителей.
Вот тут интересное. Многие взрослые считают, что нужно «держать лицо» перед своими детьми.
— Мама, ты расстроена?
— Нет, все нормально.
При этом у мамы на глазах слёзы и все ее тело транслирует сильные чувства (горе, печаль, гнев… и т.д.), а вербально она говорит противоположное.
Что в таком случае происходит с ребёнком? Он верит значимому взрослому рядом, его словам… и перестаёт верить себе, тому что и видит и чувствует… Более того, если подобное происходит регулярно, приучается, что «нормально» — это вот так.
Очень сомнительная история в долгосрочной перспективе. Ребёнок не научается распознавать и проживать свои чувства. У него нет здорового примера перед глазами. Внутри копится ком неосознанных и противоречивых чувств, который очень часто выстреливает разного рода психосоматикой.
3.Интеллектуализация (рационализация и концептуализация сюда же) — как защитные механизмы психики.
Чувствовать больно, что с этими чувствами делать — не понятно. Если рядом нет поддерживающего взрослого, который выдерживает все эти чувства, безопаснее спрятаться «в голову». Вот так появляются умненькие и хорошие девочки-отличницы. Они добиваются успехов в учебе и карьере, вот только с личной жизнью чаще всего швах. Сфера отношений, особенно близких — это минное поле. Потому что тут головой не пройти, нужно начать чувствовать — а чувствовать страшно, и иногда вовсе запрещено (по ряду причин).
Понятно, что список не исчерпывающий. Здесь я рассказала о том, что увидела у себя самой. С чем работала в коучинге и терапии эти годы.
Путь не был легким. Сначала шла долгой дорогой: вот ситуация, по поводу неё комплекс чувств. И я раскладывала в голове, что человек может и должен чувствовать по идее в такой ситуации. Тут правильно разозлиться, а вот тут — испугаться. Вот это — повод для радости… А дальше прислушивалась, как у меня? Есть эти чувства? Где они? Как проявляются? Что с телом?
Я двигалась наощупь, как слепой котёнок. Собирала по крупицам свой способ чувствования. Смотрела, как у других людей. Читала, консультировалась, проходила тренинги.
С приходом в мою жизнь метода эмоционально-образной терапии (ЭОТ) процессы ускорились. Много разных частей за эти 1,5 года было интегрировано. Многие чувства и состояния стали доступны. Я уже научилась их распознавать. И сейчас учусь некоторыми из них управлять (потому что гнев, например, очень нужная в жизни вещь, но хорошо бы уметь его «правильно готовить»).
Процесс ещё продолжается. И скорее всего будет продолжаться пока я вообще есть. Но уже сейчас вижу, насколько моя жизнь стала полнее и богаче. Насколько выросла моя личная амплитуда, прибавилось чувствительности и эмоциональной свободы.
И когда этим летом один из клиентов на мой вопрос: «Что ты чувствуешь?» ответил — «Я думаю…», я внутри тихонечко улыбнулась. Потому что мне уже заметна эта нестыковка. Потому что я уже знаю, что с этим можно сделать. Я нашла проход для себя и сейчас помогаю найти его другим.
Я живу. Я чувствую.
У меня уже хватает сил, смелости и знаний, чтобы встречаться со своими чувствами.
И это очень важный результат, который я сама свидетельствую этой осенью в рамках моего личного сбора урожая.