Кормить досыта 18.12.2022

Этот год подходит к концу. Он поднял так много всего, с чем вряд ли кому-то из нас по доброй воле хотелось бы встретиться. Одна из программ, которая запустилась у меня еще в феврале – страх голода. Тот самый, который нашему нутру на уровне генетической памяти так знаком.
К лету я обнаружила, что львиная часть семейного бюджета уходит на еду. И дело не только в том, что цены выросли ощутимо. Мне стало особенно важно, чтобы дома был полный холодильник и морозилка. Под шутки-прибаутки я, кстати, в начале марта прикупила-таки круп, соли, муки, консервов… Часть этих запасов храню в кладовке.
Как бы я ни старалась «искать свою пуговицу», есть та часть сознания, которая знает, что кому-то сейчас холодно, неуютно и даже голодно. И по ту сторону линии огня и по эту. Мне точно не под силу накормить всех, но я стараюсь кормить своих близких.
Никогда в жизни я не варила столько долгих бульонов, как в эту осень. Чтобы по 12 часов томиться. А потом от пары ложек приход, как после стопки водки. Да, крепкий бульон шибает в голову. И это еще одно натуральное средство, чтобы хоть немножко успокоить разбушевавшиеся от стресса надпочечники.
Кухонный разгул не прошел даром, я поправилась на размер, но это уже другая история)).
А пока я смотрю на то, что поднимается в терапии. В ноябре вот и до этого голода добрались. Он не понаслышке знаком не только поколениям, прошедшим войну. Нам, чье детство или юность пришлись на 90-е, тоже хорошо известно, когда в холодильнике «живет мороз» и «мышь повесилась»… Я до сих пор помню времена, когда собирали мелочь по карманам зимних курток (она могла там заваляться), чтобы купить половинку «черного». Много нас таких, кто уже давно забыл про это, живет сытой жизнью, далекой от нужды… Но внутри есть мальчики и девочки, которые с вожделением смотрят на кусочек колбасы на столе, потому что это деликатес и только по праздникам… Я у себя такую девочку тоже нашла. И мысленно посадила за стол, где было много вкусной сытной еды. И сказала: «Кушай, это тебе. Можно. Ешь досыта, детка». И она ела, но с оглядкой. И тогда за этот стол я усадила всю семью. И для каждого была еда. И ели все. И родители, которые лучший кусок оставляли детям… А потом… Вспомнила я одно удивительное по силе упражнение, которое давала мой преподаватель по эмоционально-образной терапии Ирина Мальцева.
Представила большой зеленый, залитый солнечным светом двор. Поставила на нем длинный-длинный стол… где было много сытной, вкусной, простой еды. И позвала за этот стол всех, кто еще жив и кого уже нет. И бабушек-дедушек, наголодавшихся в оккупации, партизанский отрядах, окопах, концлагерях, раскулаченных, замученных… Всех, кого знаю и кого не знала даже. И для всех была еда. И всем было тепло, и звучал смех за столом, и полились разговоры. Потом я вспомнила, что теперь я ведь уже в роду мужа… А тут и вовсе – коренные петербуржцы-ленинградцы. Кто-то пережил блокаду, кто-то нет. И поставила рядом второй стол. Для них, накрыла, пригласила.
И было сытно и хорошо. Я смотрела на эти столы и людей, сидящих за ними, улыбалась, а по лицу текли слезы.
Этот год подходит к концу. Он здорово нас встряхнул. Многое поднял. И если вам также как и мне вдруг стало очень важно, чтобы еды было с избытком, попробуйте накрыть такой стол в вашей внутренней реальности.
Весточки долетают. Я проверяла.