Дорогу знаю. Текст люблю… Часть 1. 09.01.2022

Ммм… какую штучку я придумала! Решила я тут взять у самой себя интервью!:) А что? Пишу на своей страничке не первый год, что я «книжный коуч», но вот что это такое и с чем едят книжный коучинг – об этом, как правило, общаюсь лично. А ведь это одно из основных направлений моей работы… Но рассказывать нудно и скучно о том, что люблю, не хочется. Поэтому попробую скрестить ужа и ежа:). И сделать небольшое многосерийное (чтобы не утомлять читателей лонгридом) интервью. Под тегом #рождаетсятекст #книжныйкоуч
Безусловно, буду хвастаться)). Но еще и пользы постараюсь в тексты насыпать.
Итак… Поехали).
— Вероника, а кто такой книжный коуч и чего он ценного делает?
— Книжный коуч – это специально обученный человек, который с одной стороны – умеет работать с текстами, знает принципы создания хорошего текста/книги, умеет писать и читать (! профессионально – об этом чуть ниже), а с другой – хорошо чувствует людей, может задавать правильные вопросы (знает, какие вопросы и когда задавать), чтобы помочь другому человеку сформулировать мысль, замысел, структурировать материал. Может помочь как коуч или даже психолог (сейчас я учусь ЭОТ и это тоже в копилку) справиться со страхами, неуверенностью, потерей вдохновения и прочими препятствиями на пути создания книги.
Очень важный момент – книжный коуч не пишет книгу за автора, он может быть в чем-то советчиком или тренером, коучем или внимательным читателем/слушателем, об него можно качественно подумать, он может дать обратную связь. Он может быть рядом на всем пути создания рукописи, поддерживать, не давать слиться и прочее. Но пишет сам автор или находятся другие способы создания рукописи.
— Ага. Понятно. А речь идет только о книгах? Просто выше ты сказала слово «текст».
— На самом деле не только, конечно. Когда в 2018 году я нащупала это направление своей деятельности, оказалось, что я могу быть полезна людям, которые забуксовали с написанием кандидатской диссертации, большой статьи в журнал, дипломной работы. И да, конечно, книги. В целом речь идет о любом большом тексте, требующем длительной подготовки и глубокой работы над содержанием (и формой, куда уж без нее:).
— Вероника, а художественные книги ты помогаешь писать? Если я придумал героя и сюжет и вот хочу создать бестселлер, мне к тебе?
— Скорее всего, нет. Я обычно работаю с литературой в жанре нон-фикшн (научно-популярная литература), экспертными и научными текстами. Бывают исключения. У меня есть успешный опыт сотрудничества с автором художественной книги, но весь ее сюжет был основан на реальных событиях. Т.е. это документальная книга, хоть и в художественной форме. Помочь создать сюжет с нуля… Все-таки это не ко мне. Ко мне обычно приходят те, у кого есть большой опыт в какой-то области. И этот опыт требует осмысления. Человеку хочется делиться знаниями, выпустить их в мир в формате книги.
— Слушай, ты так уверенно говоришь. Как будто ты прямо крутой специалист в деле книгописания…
— Люблю вопросы-провокации:). Так сказать, «тварь ли я дрожащая или право имею»? Публиковаться в районной газете я начала с 14 лет. На литературных конкурсах (районных и областных) побеждала и того раньше. Закончила факультет журналистики Санкт-Петербургского Государственного Университета с отличием, училась на специализации – «Литературное редактирование» у профессора, доктора филологических наук, исследователя постмодернизма и массовой культуры Сметаниной Светланы Ивановны – ученицы Юрия Михайловича Лотмана. Писала диплом на кафедре «Теории речевой деятельности и языка массовой коммуникации».
Постоянно работаю с текстами с 18 лет (пол жизни в прямом смысле этого слова). В 22 года с партнерами с нуля создала журнал, в котором была главным редактором, в 23 стала главным редактором радиостанции (которую мы тоже создали с нуля). Работала журналистом, пиарщиком, маркетологом, руководителем проектов, изучала основы сторителлинга, записала более 100 больших глубоких интервью для подкаста «Преодоление» и проекта «Страна Мечты», пока в какой-то момент не вынесла меня в жизнь в помогающие практики. В 2018 году успешно прошла обучение в проекте Филиппа Гузенюка «Счастье в деятельности», именно тогда стала осваивать ряд коучинговых инструментов и начала вести консультации. За первый год работы в качестве книжного коуча я помогла минимум с 5 книгами и провела более 20 консультаций. Дальше больше. Потом был небольшой перерыв на декретный отпуск. И вот я снова потихоньку возвращаюсь в строй.
— Суровый анамнез. С текстами «на ты»… Но есть ли что-то, что отличает тебя от других выпускников факультета журналистики? Что ты считаешь своей фишкой?
— У меня есть несколько особенностей, которые делают меня хорошим специалистом в моей профессии.
Первое. Я очень быстро осваиваю новые области знания. Быстро схватываю контекст и начинаю ориентироваться в новой теме. Моего уровня знаний и понимания темы, как правило, достаточно, чтобы помочь автору. И при этом я всегда могу встать в позицию читателя, который «не в теме», и быть фильтром («А понятно ли то, о чем я говорю?»).
Второе. Я очень структурно мыслю. Планировать, структурировать, раскладывать из хаоса по полочкам – это моя сильная сторона в жизни и в текстах. Легко могу разложить путь создания книги как проект.
Третье. Я чувствую текст. На кончиках пальцев. Чутьем. Интуитивно. Умею слышать то, что стоит за словами и что просится быть сказанным и написанным. И это помогает мне говорить с авторами об очень глубоких вещах, изначальных смыслах. Помогает создавать глубокие и многоуровневые произведения.
Четвертое. Я хорошо чувствую людей. Умею быть поддерживающей и теплой, а если нужно – создать ситуацию вызова, добавить драйва.
Пятое. И возможно, самое первое. Я всегда на стороне автора. Помогаю ему найти собственный голос, а книге – найти ее путь рождения, свой, индивидуальный, уникальный.
Эмм… кажется я увлеклась:).
— Есть такое. Но если сам себя не похвалишь…))
P.S. Дорогие друзья, если вам интересна тема создания книг и текстов, пожалуйста, не стесняйтесь задавать в комментариях вопросы. Я обязательно включу их в следующие части интервью!