Про «неудобных» детей и уважение к жизненной силе 03.10.2021

Уже не раз на своей страничке размышляла про то, что делает материнство «тяжёлым» или «легким» (естественно, это всегда очень субъективно, и все же). И тут этой осенью благодаря личной терапии и обучению ЭОТ для меня открылся новый пласт. И не просто открылся, а буквально за месяц кое-что удалось «починить». И это до сих пор удивительно для меня самой. Но начну по порядку…
Я была очень спокойным ребёнком по рассказам моей мамы. Спокойным и удобным (уже в 6 месяцев засыпала сама в кроватке, например). Как говорила моя тётя: «Ты как будто вообще не была ребёнком, сразу такая взрослая — маленькая старушка:)». И взрослые вокруг одобрительно улыбались этим рассказам. А я долгое время гордилась тем, какой хорошей и умной девочкой росла…
Пока несколько лет назад не уперлась в то, что мне очень не хватает лёгкости, игривости и спонтанности в жизни.
В коучинге я увидела, что совсем не умею играть. Ну не умею и не умею…
А потом случилось материнство. И мне достался «суперприз»:) — плохо спящий, очень требовательный и громко заявляющий обо всех своих потребностях товарищ:). И мне стало очень тяжко. Сначала списывала свои реакции на усталость и недосып. Ну нет ресурса выдерживать очередную истерику из-за пустяка… Но уже после того, как дочери исполнился год и рядом со мною оказался не просто беспокойный младенец, а неугомонный топотун, я начала подозревать, что не только в моей усталости дело. Особенно, когда наблюдала, как с дочерью играют бабушки. Для меня игра с малышом всегда была самым выматывающим, что может быть (особенно, когда ждёт гора несделанных взрослых дел). А тут смотрю — все получают удовольствие. И мне удовольствие — наблюдать со стороны. А вот включиться — никак.
Пришла осень. Уже на первом модуле обучения эмоционально-образной терапии мы подняли тему работы с внутренним ребёнком. Делали упражнения на практике друг с другом, наблюдали за работой «на горячем стуле» в группе. Особенно мне срезонировала одна история про «спокойную девочку». Я плакала почти всю сессию, пока шла работа с другим человеком. Просто наблюдая. И поняла, что нужно идти с этой темой к своему терапевту. Очень все не просто так.
К концу первой трёхдневки у меня почти сложился пазл: образы полумертвых или «неживых», перепуганных внутренних детей в моих медитациях и практиках, моя острая и порой нетерпимая реакция по отношению к активности и неугомонности дочери (некоторые поведенческие вещи было очень тяжело выносить), отсутствие доступа к энергии игры и спонтанности… И как вишенка на торте мысль: «Если всю свою сознательную жизнь я активная, деятельная, жадная до знаний, любопытная до жизни… точно ли я была таким уж спокойным ребёнком? Моя ли это природа или ребёнком я вынуждена была стать спокойной, отказавшись ради выживания от очень важной части себя?»
А дальше уже «тепленькая»:) со всеми этими размышлениями и свежими образами я пришла к своему ЭОТ-терапевту. И оказалось достаточно одной сессии, чтобы ситуация начала меняться.
1.Теперь я знаю точно, что я была совершенно нормальным ребёнком, активным и неугомонным. Но мне пришлось приспособиться к очень тяжёлым обстоятельствам. И сейчас я постепенно возвращаю свою силу и интегрирую то, что было вытеснено и отщеплено.
2.Буквально автоматически следствием пункта 1 стало изменение отношений с дочерью. Во-первых, появилось уважение к жизненной силе, которая так фонтанирует через малышку. Ушло сильное желание угомонить, приструнить, успокоить, сделать ее более удобной (опускаю сейчас подробности, как это все работает, тут главное, что работает).
Во мне проснулся исследователь, я все больше наблюдаю за дочерью, за проявлениями ее характера, учусь договариваться, объясняю, а не просто настаиваю на своём. Не побоюсь признаться, но именно работа с моим внутренним ребёнком помогла мне увидеть личность в своём ребёнке.
3.Мне в целом стало легче с дочерью. Легче общаться, легче о ней заботиться, легче любоваться ею (и это теперь в разы чаще происходит в течение дня).
4.Я потихоньку начинаю играть с малышкой и даже временами получаю от этого удовольствие. Да, не очень долго. Но даже 10-15 минут радостного погружения и веселого баловства вместо «отбывания повинности» — это для меня огромная победа.
Все эти изменения произошли буквально в течение месяца. Я смотрю и немножко офигеваю. И делаю вывод о том, как важен контакт с внутренним ребёнком для молодой мамы. Потому что это незаменимый камень в фундаменте здорового и благополучного родительства. Да и вообще здоровой жизни.
То, что дети — это и про радость (а не только про бессонные ночи и усталость) ещё пол года назад мне было почти не видно. Но шаг за шагом мы добрались до очень значимого для меня результата. Я как будто открываю для себя новую реальность. И это ещё одна победа, у которой очень высокая ценность и цена. И мне хочется оставить этот текст как весточку надежды для тех, кому так же трудно, как было мне (а таких нас не мало с учётом истории нашей страны и ситуации в наших родительских семьях). В нас самих, действительно, есть тот ресурс, который может изменить очень многое. Иногда достаточно просто протянуть руку своему внутреннему ребёнку из себя взрослого. И начинаются чудеса. Рукотворные, конечно:).
P.S. Фото было сделано в Петергофе, называю его для себя «Человек и осень»:).