Выдерживать чувства 26.07.2021

Когда в конце 2016 года я впервые читала «Тайную опору» Людмилы Петрановской, помню, как грустно было, когда дошла до понятия «контейнировать», до слез. Потому что увидела — я не умею, почти не умею (за прошедшие годы чуть-чуть продвинулась, но чуть-чуть). И не просто не умею, мне и сейчас во взрослом возрасте очень не хватает этого тёплого и любящего контейнера рядом, способного выдержать мои чувства (Спасибо мужу! Он первый, кто смог, и кто все еще рядом).
Сейчас смотрю на свою маму, ее манеру общения… и понимаю, а откуда взяться этому навыку? Не встроено. Встроен ступор перед сильными чувствами — их избегание, боязнь, обесценивание… Бабушка умеет здорово переключить внимание заистерившей Виты. Я так не умею. Я умею просто обнять, гладить по спине, приговаривая «Ты огорчена… Ты испугана… Ты устала и хочешь спатьки…». Не всегда, когда есть хоть немножко ресурса и у меня самой. Когда я в полном минусе, то могу срываться, отмораживаться… просто хотеть, чтобы ребёнок наконец замолчал. Я тоже человек, да. И совсем не идеальная мама из своих мечтаний.
На днях попался мне пост Яра Громова про контейнирование (спасибо Тане Тонкачевой). Читаю его и вдруг пробивает… Может, оно и к лучшему, что я не умею так виртуозно отвлекать малыша от его чувств? Может это оно и есть, когда я просто даю прожить истерику и выплакать слёзы? И вдруг оказывается, что это первые росточки того самого навыка контейнировать, а не просто очередной пункт, в чем я «неумелая мать»?
Я, конечно, знала, что в моей семье много разного, с чем хорошо бы разобраться (и уже который год разгребаю в себе это наследство), но рождение дочери вскрыло какое-то невероятное количество конфликтов внутри и вовне — с моей мамой. Сейчас я понимаю, что активизировались все родовые программы, с одной стороны, и с другой — пытается подать голос новая я, которую выстраивала, отращивала потихонечку все последние годы (через психотерапию, коучинг, шаманские и расстановочные практики, гомеопатию и проч.).
Первый год у меня было очень мало физических сил, перевес оказался явно не на моей стороне. А сейчас я чувствую, как будто приходит время сделать выбор — свалиться в старое или найти свою дорогу, в том числе и в материнстве. Позволить себе все «да как ты можешь?» и прочее. Сделать уже, наконец, так, как лучше мне, а не ребёнку, всем окружающим… перестать быть бесконечно удобной. И через это сделать хорошо всем, в том числе и дочери. И это против всех унаследованных сценариев, против бесконечного «жертвизма» и манипуляций через чувство вины.
Мне очень хочется научиться контейнировать. И разрешить себе и близким проживать чувства — любые. Последний месяц во мне клокотала ярость, гнев рвался наружу. И я разрешила себе гневаться, пинать стены, материться. Вулкан ещё не иссяк, но за ним точно придёт что-то еще. Что-то живое.
Мне очень хочется, чтобы у Виты была живая мама. По-настоящему живая, чувствующая, разрешающая себе быть. Только так я смогу это дать своему ребёнку. Своему маленькому учителю, который подсвечивает и подсвечивает разное и во мне и в семейной системе.