Про намерение и слово. Часть 1 11.04.2018

Несколько дней вынашивала этот текст, дописывала, правила. Чувствую, что он жесткий, царапающий. Как паровоз. Но и смягчать не хочу… Именно таким он родился изначально. Где я в позиции вещателя с броневичка:).
И родился он не просто так. Сейчас идет модуль «Точка влияния», идет исследование темы влияния, и для меня эта тема неразрывно связана с намерением. Местами получилось жестко, но точно честно. Есть большая внутренняя потребность сейчас выражать свои взгляды до конца, не оставляя что-то за ширмой политкорректности или «об этом не принято говорить». Наверное, в том моя сила, что я зачастую смотрю туда, куда смотреть не хочется, и говорю о том, о чем говорить не принято. И при этом знаю, что это не какой-то мой уникальный дар видеть. Видим и чувствуем мы все, мне же удается сформулировать некоторые вещи в словах.
Итак, о намерении…
За любым текстом, большим или малым, вообще за сообщением как таковым стоит намерение. Иначе бы текст просто не родился. Это та предпосылка, из которой я исхожу.
Что такое намерение? Опять же, моя вольная интерпретация. Это то, как я хочу изменить мир, высказывая свое сообщение. Т.е. намерение – это про влияние. В первую очередь, на других людей, на читателей. Про намерение, направленное на себя (а такое тоже бывает) поговорим как-нибудь обязательно.
Что интересно и важно отметить. Намерение бывает осознанным и неосознанным для автора текста. Или какая-то часть его остается неосознанной (в большинстве случаев). Для полностью осознаваемого намерения должна быть фантастическая степень осознанности у самого автора.
Можно еще сформулировать иначе – чуть проще. Намерение – это то, что я вкладываю в текст помимо основного информационного сообщения. Это то, что стоит ЗА словами. Эмоция, чувство, энергетика, которые фонят как бы ты ни старался их заглушить. И считываются они всеми носителями языка. Другое дело, способен ли читатель осознать намерение, которое считал. Или съел его целиком, не переваривая.
Намерение сквозит во всем – выборе слов, построении фраз, пунктуации, логических связках (лексика, синтаксис, стилистика и другие умные слова сюда же).
Намерением можно управлять. Но как мне кажется, только частично. Ровно настолько, насколько ты осознаешь себя и свое состояние в момент написания и публикации текста. Мы все люди, мы все живые. И иногда самым экологичным по отношению к другим может стать… тишина. Отсутствие слов в эфире. И это тоже про намерение.
Благодаря соц.сетям я сейчас наблюдаю как некоторые авторы создают целые истории своего намерения… Несколько ярких типов мне даже захотелось описать.
— Истерика. Даже когда человек пишет о вселенской любви, о добром и вечном… Буквально на уровне тела я слышу непрекращающуюся истерику внутри, которая транслируется вовне. И я не хочу сказать, что это однозначно плохо. Был момент, когда я размышляла… Как вообще такое можно допускать? Как можно такое поле заливать своей истерикой? Но потом увидела, что есть огромный пласт людей, которые тоже носят эту истерику внутри, она их сжигает, но они не дают ей проявиться. И вот эта проявленность в другом притягивает их как магнит. Это та ступень и тот учитель, который разрешает истерике быть. В себе и в другом.
— Доказательство. Этот шлейф очень характерен для достигаторской логики. Самоутверждение через текст, через истории и факты, изложенные в тексте. «Смотри, как я могу!» «И это тоже я!» Для меня здесь еще много подросткового, но чаще всего искреннего. В этих текстах редко бывает двойное дно. Послание сильное, однозначное, из высокой энергии. Способное зарядить и вдохновить других.
— Приглашение. Подумать, поисследовать, почувствовать. Тексты-атмосфера, немножко аморфные, зачастую без четкой структуры, логики и завершенности. Но что-то в них есть. Это улавливается на уровне обоняния. Иногда это тексты с душком (такое тоже может быть). Иногда с запахом корицы и имбиря, иногда – бабушкиных оладушек. Эти тексты очень часто становятся порталом во что-то свое, что вдруг раскрывается параллельно тому, что читаешь.
— Пуля. Один из самых сложных и даже виртуозных, на мой взгляд, слой текстов. Длинные или короткие, цветистые или внешне очень спокойные… Они в любой из форм несут заряд такой силы, который пробивает все защиты и границы. Эти тексты часто причиняют боль. Но боль исцеляющую. Они приносят катарсис. Позволяют соединиться с чем-то очень искренним и настоящим в себе. Это тексты, в которых узнаешь себя. Тексты, которым веришь. Они заставляют плакать или смеяться, материться или от всей широты души благодарить. Они не оставляют равнодушными.
— Робот. Ох… Этих текстов в последнее время стало даже слишком много… Тексты под копирку, тексты по технологии. «Продающие» тексты всех видов и форм, тексты о том, о чем «надо» написать. Огромный океан серых, оскопленных текстов. Намерение в них очень явное и плоское, либо манипулятивное. Я не чувствую за этими текстами живого человека, автора. И мне кажется, автор, создавая такой текст, не видит в читателе живого. По сути, это словесный мусор, издержки технологий и доступности массовых каналов коммуникации…
— Белый кролик. Тексты-игры, тексты-трикстеры, тексты-шутки. Они приглашают читателя поиграть. Задают новый ракурс реальности, вызывают улыбку (иногда ироничную, иногда добродушную). Это про возможность снять серьезность, про возможность взять реальность как кубик Рубика и покрутить в руках, распаковывая новые грани. Когда думала о том, какой же еще может быть тип текстов, вспомнила нескольких авторов, которых с удовольствием читаю. Их тонкие, ироничные тексты как бы приглашают в кроличью нору…
***
Теперь с броневичка можно и слезть:). Типология субъективная, далеко не полная, но уже о многом говорящая. И понятно, что, как и любая типология, она никогда не вместит в себя все разнообразие жизни. Я привела ее здесь, прежде всего, для того, чтобы проиллюстрировать то, что я вкладываю в слово «намерение».
Обо всем этом столь смело пишу, потому что оно есть и во мне. В разные периоды я выдавала в эфир очень разные тексты. И даже сейчас нет-нет, а проскользнет что-то такое, что лучше было бы оставить в тишине. Но все равно очень важно видеть, осознавать… И думать о том, «как слово наше отзовется». Какую волну я хочу запустить в пространство? Какой отклик вызвать в другом человеке? Какие пробудить чувства и мысли? Какое семечко посадить? Намерение – именно про это.
P.S. Немного метатекста. Как иллюстрация к теме. В первоначальном варианте в моей типологии были описаны пять типов текстов. Пятым был «Робот». Перечитала, посмотрела… Отошла. Чувствую, что-то не то. Не на той ноте завершаю, не туда человека увожу… Вернулась, стала думать, что же еще добавить. И само собой пришло – «Улыбка», а потом, когда текст стал писаться, поняла, что ближе «Белый кролик». И понятно, что пример условный, даже кондовый, если честно:). Но по факту так это и работает. У меня, по крайней мере. Пока все сигнальные системы внутри не дадут добро, текст в мир не выпускать.
Продолжение следует…
P.S. Поняла, что не сказала самое важное. Намерение может быть разным, но когда оно искреннее, когда текст живой и слышится за ним живой человек, очень многое становится не таким важным, на многое можно закрыть глаза, потому что ценно вот это человеческое.