Время, пространство и слово  06.04.2018

Когда-то на одной из лекций по философии прозвучала фраза, которая со мною уже много лет. Мы говорили о категориях пространства и времени. Мысль, меня зацепившую, можно сформулировать примерно так:
Точка в пространстве исключает из себя все окружающее пространство.
Точка во времени (момент) включает в себя все, что было до и будет после.

Т.е. точка в пространстве и точка во времени – это как точки в параллельных Вселенных…

Но ведь что-то их соединяет? Если мы в принципе можем говорить об этом.
И сегодня родился внутри ответ (моя его версия).

Точку во времени и точку в пространстве соединяет слово. Потому что с одной стороны, слово вмещает в себя все, что было до и будет после. А с другой – оно звучит, оно формализовано в символах, оно занимает место в пространстве, отделяя все то, что не есть это слово (и его значение).
И тут я понимаю, что подбираюсь и вовсе к квантовой физике. Где частица=волна. Здесь уже сложно ухватить мозгом. Это скорее про объемную картину на уровне энергии…

Собственно, слово для меня всегда было больше, чем набор букв, знак, имя… Слово – это сгусток энергии со своей историей и памятью.
Три года я посвятила написанию диплома, который назывался «Границы интерпретации текста» (точнее, это были две большие курсовые работы, из которых потом родился диплом).

Я исследовала то, как мы вообще можем понимать друг друга. Потому что в какой-то момент стало очевидным, что у каждого из нас настолько разный опыт (воспитания, обучения, социализации в принципе), мы настолько разные смыслы можем вкладывать в одни и те же слова, что понимание на внешнем, событийном уровне становится просто невозможным…

И тогда я пошла искать. Искать мост, на котором это понимание случается. Некий механизм, зашитый в словах и языке. Юнг, Леви-Стросс, Лотман, Пропп, Фуко и многие-многие другие помогали мне создать некую свою гипотезу о том, каким способом запаковываются и распаковываются универсальные смыслы в словах. Помню, что я никак не могла найти названия для слов-ключей, которые запускают процесс распаковки, строительства моста, необходимого нам для понимания друг друга. Тогда, 12 лет назад еще не лежало на поверхности слово «энергетика», еще очень большой пласт знаний мне был и вовсе недоступен. Но чутье не подвело уже тогда. Я подобралась очень близко. И то, что я увидела, захватывало и завораживало совершенно.
Открылась какая-то космическая мудрость языка, нашего сознания, которое на этом языке говорит (я сейчас не про русский язык, а про вербальный язык вообще).

Даже приведу несколько цитат из своего же диплома, к которому мне сейчас хочется возвращаться. Как будто я заново начинаю понимать, о чем же писала тогда. А писала в совершенном потоке с ощущением, что прикасаюсь к чуду. И сейчас это чудо становится видимым для меня не только в пространстве языка, но и в человеке, произносящем, пишущем слово. Тут важна небольшая ремарка. В том случае, если слово живое и искреннее. Сказанное не по технологии, а из души.

Ох, утомила я дорогого читателя рассуждениями:). Обещанные цитаты:

«…Именно причастность к этому миру образов, символов, открывающих и помогающих реализовать человеческое в человеке, позволяет каждому индивидуальному сознанию находить связи с «коллективной» культурой, причем не только с культурой, современной данному сознанию. Это априорное духовное знание позволяет не терять связи с «корнями», истоками человеческой природы.
Миллионы лет развития человеческой цивилизации, бесконечное и бессчетное количество накопленной информации, которое только увеличивается с каждым годом (не без помощи технического прогресса), разрозненность и разнонаправленность, неравноценность и неравнозначность этой информации делают невозможным ее усвоение в процессе познания и научения, в процессе приобретения личного опыта. Доказательство этого положения очень простое: человеческая жизнь конечна. Каждый новый день увеличивает разрыв между человечеством и человеком (М. Эпштейн). А это значит, что только наличие такого механизма «свертывания» информации позволит индивиду сохранить сопричастность и сопряженность своей изначальной природе…

…Обращаясь к работам В. Я. Проппа и К. Леви-Стросса, мы, прежде всего, обращаемся к их концепциям, связанным со структурами «первобытных» обществ и их мышления. Поскольку, как нам кажется, именно в архаических обрядах впервые в языке на уровне означающих были явлены миру социума те априорные формы, о которых мы говорили в рамках психоаналитического подхода. Именно здесь они стали зримы, изобразительны… образны. А уже эти образы-символы составили ядро человеческой культуры.
Причем здесь мы имеем дело с такой архаикой, когда «…магия слова оказывается более древней, чем магия жертвоприношения…» (Леви-Стросс, «Неприрученная мысль»), а обряд не только полагается в основу мифа, некоей сказовой формы, но и при помощи этой сказовой формы становится возможным. Т.е. главная действующая сила – знание, слово, цель которого равна действию, слово-заклинание, слово-власть. Сейчас, уже обретя христианскую религию, мы бы непременно обратились к Библии с ее творящим словом, которым владеет только Бог. В архаическом сознании, где абсолютом мы могли бы назвать саму жизнь (Природу) в ее принимаемой необходимой амбивалентности со смертью (М. Бахтин), такое творящее слово доступно каждому, но герою. Ведь сила героя, знание как раз и черпается в процессе инициации, непременным условием которой является «временная» смерть… и рождение…

…Общность жизненных истоков для всего живого на земле – представление, которое характерно для архаического сознания. Это одно из «пра» условий и «пред» посылок, лежащих в основе культурных представлений. Недифференцированность и толерантность сознания, которое создавало образный мир и мир означающих на первоначальном этапе, — это то, чего не хватает современной культуре, то, что стало пропастью между нашим сегодня и общечеловеческим вчера. Когда разорвалось циклическое время, когда означающее (слово) постепенно потеряло свою связь с означаемым (предметом, явлением), когда мы рассмотрели под микроскопом каждую клеточку живого организма – мир рассыпался на бесчисленное множество осколков, которые современное человечество тщетно пытается собрать в некое обозримое целое…»

Для меня слово, действительно, живое. Его можно исследовать, как я делала это в дипломной работе. Его можно чувствовать – как это происходит сейчас. Можно чувствовать и то, что стоит ЗА словом… Мысль, энергию, намерение, которое автор вкладывает в текст… И то, как это намерение потом реализуется в сознании читателя, какой эффект оно создает в поле.

С этим можно работать. И это мне сейчас вновь фантастически интересно:).

Вопрос, интересно ли вам читать мои изыскания подобной глубины здесь? Если да, дайте, пожалуйста, знать об этом. Потому что материалы диплома поднимаю, переосмысляю. И буду рада этим делиться, если оно кому-то еще нужно.