«Исцеление внутреннего ребенка» 04.10.2019

«Исцеление внутреннего ребенка». Увидела фразу в ленте и зацепилась. Потому что она падает в размышления последних месяцев. По воспоминаниям мамы я ребенком-то и не была как будто, сразу родилась взрослой. Крестная называла меня «маленькая старушка». Я достаточно плохо умею баловаться, играть, страдать фигней (этого, кажется, вообще не умею:).
Зато рефлексировать — пожалуйста, фигачить без продыху, знать как правильно — тоже. Ну и фырчать по поводу того, что кто-то неправильно относительно моей картинки мира делает, умею феерически)).
К концу прошедшей весны я очень остро почувствовала, как же мне не хватает детской, игручей, беззаботной энергии. Я стала буквально задыхаться от размеров «хорошей девочки», которая взяла бразды правления в свои руки. Пока на тренинге «Тень» (спасибо Институт Коучинга) не докопалась до той части, которая оказалась напрочь вытеснена — до части, которой «пофиг». Если не на все, то на очень многое. Потому что мне же гиперответственной и правильной, конечно, не пофиг на немытую посуду, на ворох рабочих задач, на эмоциональное и физическое состояние близких, на количество денег в кошельке, на глобальное потепление…
А тут вдруг оказалось, что есть та, которая посреди всего этого может лежать и плевать в потолок, раскачивая ногой. И знаете, так хорошо с нею… 🙂 Прямо глоток воздуха:). А если еще и до «плохой девочки» докрутить, которая может вообще все, что хочет… То там и до исцеления внутреннего ребенка как будто недалеко. Потому что появляется целостность и энергия жить.
В этом году через психотерапию, через глубокие тренинги (которые удалось пройти) и книги (которые помогаю писать) удается если не вернуть, то хотя бы увидеть многие свои части… Забытые, забитые. Действительно, с операцией в январе ничего не закончилось. Все только началось. Новая глубина и новый объем.
Сейчас пишу и думаю, а ведь эти процессы тоже требуют энергии и немалых душевных сил. После прошлого поста мне в личку прилетело несколько сообщений от тех, кто всегда ходит в «белом пальто». Сначала возмутилась, увидев сколько бестактности в оценках, которых не просили, в советах с директивным тоном. А потом отпустила. Каждый живет, как умеет. Для меня большая победа, что я начала видеть многие вещи как есть: за казалось бы добрыми словами — агрессию, нарушение границ, оценку. Чувствую, вижу. Разделяю: вот это история про меня, а вот эта история про тебя. Со своей разбирайся, пожалуйста, сам/сама. Ну а я свое дальше копать буду.
Еще одна удивительная штука, которая прилетела из реакций. Оказывается помогающим практикам категорически не разрешено человеческое, особенно его проявлять. Ну то есть быть не в ресурсе, испытывать трудности, что-то проживать, как-то горевать. А уж если случилось: «Помолчи тихонько в уголке, а иначе как зацепишь мою тревогу… А что мне с нею потом делать?» Даже обвинение было в личку, мол, я написала книгу «Как я училась улыбаться», и ведь научилась, так что нечего тут… Читаю такое и не знаю, плакать или смеяться. Ну потому что живая жизнь идет, все меняется, продолжается. Если человек развивается, то старые методы и инструменты перестают работать, на новом этапе ищутся новые. А тут как будто человека отливают в бронзе, и будь добр, соответствуй до конца дней:). Ну-ну.
Думала над этим. И услышала за этой историей как будто бессилие, тщетную попытку получить от мира стабильность. Хотя бы в каких-то персонажах из информационного поля («у них» все должно быть хорошо). А на самом деле нет ни одного человека на земле, у которого всегда все хорошо. Не бывает. Не физиологично это. Но очень бы хотелось. «Счастья для всех, даром, и пусть никто не уйдет обиженный!»
И возвращаясь к началу. Исцеление — оно про целое. И радости и горести, и подъем и спад. И правильность и неправильность… А еще лучше (дай Бог, доберусь и до этого шага), когда и вовсе уйдут все эти категории и будет просто проживание жизни со всем, что в ней есть. С готовностью, принятием и тотальным «да» всему и в себе и вокруг.