Когда случается пиздец. Или про то, как я узнала, что я хорошая 31.01.2019

За последние пол года я прошла 3 расстановки. И это про то, что в 33 года берешь и переписываешь свою судьбу. Заново. Всем, чем можешь.
Я на самом деле думала, что гораздо позже смогу говорить о том, о чем хочу говорить, но сегодня как будто прорезался голос. Потому что одна из ключевых моих мантр «ты не один» продолжает работать.
Когда в ноябре я увидела результаты биопсии, у меня внутри как будто что-то оборвалось… Меня ведь ничего не беспокоило, анализы были в норме. Вообще биопсия была чистой формальностью… Я и к врачам-то пошла совсем не потому что «заболела», а для чтобы подготовиться к планируемой беременности. А тут такой «сюрприииз». Бля.
Это было больше, чем удар в спину. Для меня, раз за разом выкарабкивающейся из всевозможных диагнозов… И вот казалось бы после всех голоданий, после огромной работы над собой я выгребла, смогла, справилась, вздохнула спокойно, чтобы жить…
Нет.
В те дни слез и истерик, сильнейшего шока и горя… Я орала матом о том, что хочу новое платье, а не тратиться опять на врачей. Я орала о том, как меня все это задолбало… Не просто задолбало… А ЗАДОЛБАЛО!  Мне так хочется жить, а не выживать…
Для меня диагноз стал не просто диагнозом (на самом деле еще даже не было точно известно, что опухоль злокачественная. Да, по словам врача вероятность была — 90%). Он обнулил все, чего, как мне казалось, я добилась в жизни, добилась за последние годы. Он бил в самое больное, в самое тонкое место. Когда не можешь доверять себе, своему телу, своему способу жить и мыслить… И с чем тогда остаешься? Остаешься голый. Бессмысленный…
Я не знаю, что бы со мной было, если бы не поддержка близких. Если бы не те обнимающие и укачивающие руки, если бы не эти глаза — чистые, любящие, принимающие меня даже такой, слабой, раненой, ревущей. Разрешающие мне все это прожить.
И рядом, параллельно с этим как будто жила вторая я, которая искала в происходящем смысл. Поднимала в голову в моменты затишься и задавала вопросы опухоли: Для чего ты здесь? Куда ты меня приглашаешь? Чему ты меня учишь?
И получала один и тот же ответ: Любви.
Было совершенно удивительно, что буквально с первых же дней у меня появилось чувство, что единственное, что я могу дать моей щитовидной железе и всему тому, что в ней есть (включая узлы и опухоль) — это любовь и нежность. Не бороться с этим, не пытаться уничтожить любым способом… Сама уйдет, когда урок будет усвоен.
И хорошо помню наш разговор с Юлей Цвяк. Ее слова: «Ты не виновата». И мои слезы… Потому что с хорошими людьми не происходят такие вещи. Значит, где-то накосячила, значит, что-то не так делаешь, не так живешь, если понадобилась в качестве учителя болезнь… И снова слова Юли: «И с хорошими людьми происходят плохие вещи. Иногда нужно просто отрезать».
Дальше было много всего — расстановки, работа с психотерапевтом, очередной заход на корректировку питания, работа с тенью, телесные и энергетические практики, молитвы…
Я занырнула в делание. Решила бороться, не жалея денег и сил. Привычный мой алгоритм. Внутри я очень верила в чудо. Надеялась на чудо. Надеялась, что можно будет обойтись без операции. Без шрама, без сильной гормональной встряски и всего, что с этим связано.
И мне почти удалось перехитрить саму себя. За неделю до госпитализации я поехала к врачу. А вдруг опухоль уменьшилась? А вдруг есть динамика, которая позволит отложить операцию? Конечно, умом я понимала, что вероятность этого крошечная. Но ведь чудеса случаются? Все-таки 2 месяца большой работы… Опухоль оказалась на месте. Размеры не изменились. Доктор с понимаем и сочувствием сказал: «Конечно, мы все хотим, чтобы с нами такого не случалось…»
Хотим. Боже, как же хотим…
Мне казалось, что я уже справилась со своими эмоциями. Что все приняла. Приняла этот путь и эту судьбу. Но слез сдержать не могла… Всю дорогу домой я старалась не смотреть на людей в метро… Дома вроде бы взяла себя в руки, даже приготовила ужин. Тем временем голова болела все сильнее… Пока в какой-то момент я не поняла, что не могу стоять, не могу говорить. От боли рвало. Что-то внутри меня отказывалось принять, что чуда не будет. Опухоль есть. И никуда от нее не деться.
Оставшиеся несколько дней все мои силы уходили на то, чтобы не плакать… Я не могла общаться или работать, была как в тумане, что-то делала базовое и заходилась от какой-то невыносимой боли. К этому времени мне стало понятно, что дело вовсе не в текущем диагнозе и в болезни. Что-то гораздо более глубокое вынесло на поверхность…
За день до госпитализации я поехала к психотерапевту. Огромное спасибо Татьяне Петровне Лобановой за то, что она смогла сделать в этот день для меня! Благодаря нашему разговору вдруг снова выплыло слово «вина». Огромное, какое-то непомерно тяжелое чувство вины за то, что я заболела… И дальше, потянув за эту ниточку, мы добрались до корневого мироощущения… Где болезнь и слабость — это железобетонные подтверждения того, что я плохая… И их невозможно скрыть, затереть никакими пятерками или достижениями… Я столько лет пыталась это скрыть, пыталась быть хорошей… Но нет, никого нельзя обмануть: я заболела и, значит, я плохая…
Я взрослая могу понимать все, что угодно. Но я та, трехлетняя (а то и раньше), чтобы не разрушиться в семье и ситуациях, в которых приходилось быть, решила, что плохая… И всеми силами это скрывала, делая что угодно, чтобы оправдать свое существование в этом мире.
И дальше… Неужели? Правда? Я хорошая?
И килотонны освобождающейся энергии внутри.
Потому что если я плохая…
Болезнь, слабость — подтверждение моей плохости.
Я виновата тем, что своими болезнями нагружаю и огорчаю маму.
Если я плохая, со мной не может случиться ничего хорошего, или это просто ошибка, которую скоро исправят.
Если я плохая, то со мной не будут дружить хорошие люди (любить меня). Или если они узнают, какая я на самом деле, они уйдут.
Если я плохая, то мне не за что платить деньги.
Если я плохая, я не имею права на отдых, на радости, на удовольствия.
А если допустить, что я хорошая?
Я не виновата в том, что заболела. Это не наказание за мою вину и не доказательство того, что я плохая. Просто так случилось, так бывает.
Я хорошая и все мысли, чувства и эмоции, которые я испытываю, хорошие. Я разрешаю себе их испытывать.
Мне больше не нужно скрывать, что я плохая.Мне больше не нужно доказывать, что я хорошая.
Мои желания и мечты тоже хорошие.
Не важно, сколько денег я зарабатываю, я хорошая.
Я могу дать себе спокойно поболеть. Принять поддержку и помощь, заботу от близких. Полностью восстановиться (в первый раз в жизни!), а не нестись работать и оправдывать заботу обо мне.
И хороший человек совершает плохие поступки. Но это поступки плохие, а человек не перестаёт быть хорошим.
Если я хорошая, то можно встать на свою сторону.
Относиться к себе по-доброму, по-дружески можно, если ты хороший. Мы ведь дружим с хорошими людьми и не дружим с плохими.
«Плохие» эмоции хорошего человека не так страшны, как плохие эмоции плохого. Я разрешаю своим чувствам и эмоциям быть.
И с хорошим человеком могут происходить плохие вещи.
В каждом человеке есть то, что я могу любить. В каждом есть красота, я могу общаться с этой красотой, обращаться к ней.
То, что я привела выше… Это не просто размышления от головы. Это все, что было накопано внутри в ходе перепросмотра, который я устроила в этот же день. Я чувствовала острую потребность перебрать все свои болезни, все ситуации в жизни, где было это чувство вины… И посмотреть на них глазами, когда я хорошая… Это было трудно и очень целительно одновременно. Из всех щелей лезли тараканы-конструкции, убеждения внутреннего мира, которые я собрала в слова. Такие простые, именно на уровне того маленького ребенка, который или хороший или плохой…
В считанные часы ко мне стали возвращаться силы. Я приняла свой путь, свою болезнь. Спокойно собралась в больницу. Взяла в палату очередной томик К. Антаровой (с декабря перечитываю «Две жизни»).
На самом деле вся эта история не окончена, она еще разворачивается… Я еще только учусь жить из себя хорошей. Но я уже справляюсь. И я знаю, что чудо, которого так ждала, действительно произошло. Молитвами, практиками, чем угодно. Когда врач сообщал мне результаты анализов, он был обрадован и удивлен:), потому что до этого не хотел меня обнадеживать. Опухоль оказалась доброкачественной. Он с улыбкой отправил меня жить и радоваться:).
Теперь у меня очередной по счету день рождения. День рождения меня хорошей. Я пока еще младенчик в этом. Но как и все дети, обязательно научусь ходить, бегать, лазить по деревьям и прыгать в резиночки.
Мне можно.
Можно жить.
P.S. Спасибо за вдохновение Лиле Ким.
P.P.S. С бесконечной благодарностью всем тем людям, чья поддержка эти месяцы давала мне ощущение, что меня через все это несут на руках.