Про заботу о заболевшем человеке 09.02.2020

Просится из меня несколько текстов, но пишется сейчас с трудом. Попробую все же найти слова для того, что наблюдаю в себе.
Первое, что важно отметить, сейчас я на новом витке разбора внутреннего материала, связанного с отношениями с мамой. Поднялось в конце прошлого года и ещё бурлит… На этом бурлении вижу, как по капельке меняются мои реакции в одном очень значимом для меня вопросе: что я чувствую, когда рядом болеет близкий мне человек? И как я проявляю эти чувства?
Прошлой осенью, когда заболел муж «очень невовремя» и где-то интуитивно ожидаемо мной, т.к.переработал, фигачил без выходных, я попала в очень дикую смесь чувств и эмоций.
С одной стороны, тревога за любимого человека, желание помочь. А с другой — раздражение, даже злость (Ну как так! Так невовремя! Мог быть аккуратнее! Я предупреждала…) До сих пор стыдно, если честно. И признаваться в таком не просто.
И конечно, я ухаживала, лечила, как могла. Но сама кипела от злости и возмущения на любимого человека, который лежал с температурой…
Откуда это? Что это вообще такое?
А это «здравствуй, мама!» глубокий автоматизм, родительская модель, которая вылезла в стрессовой ситуации.
Провалилась туда с ушами. И главное, что буквально через месяц мне мой же любимый муж показал, что может быть совсем иначе: кормил с ложки после операции, каждую свободную минутку проводил со мной. С принятием, тёплом и заботой. С добрыми и ласковыми словами, нежными прикосновениями. Без тени досады, хотя тоже планы полетели к чертям.
И вот лежала я, смотрела на все это и думала, какие разные модели поведения мы усваиваем в детстве и транслируем. Насколько целительна была забота Саши. И насколько разрушительной может быть «забота» моя. Когда выздоравливаешь не благодаря, а вопреки… Мне так кажется.
И следом воспоминания из детства: постоянно уставшая и издерганная мама, которую пытаешься не огорчать, кашляешь в ладошку или под одеялом (вдруг не заметит?), ее раздражённый крик «Опять заболела!», когда тебе маленькой на самом деле больше всего хочется ласки и тепла, хочется, чтобы пожалели, ведь и так плохо. И заболела ведь совсем ненарочно. Хотя теперь понимаю, что бессознательно запускала механизм «поболеть» в нашей семье, чтобы в принципе быть замеченной и получить хоть немножко внимания, пусть и такого вот кособокого. А дальше мамины тревога и усталость выливались в такой коктейль… Главное, что ведь и файлов не было у меня до недавнего времени, что можно реагировать по-другому, что это вообще-то не норма.
И теперь, внутренне взрослея, отлавливая вот эти «мамины следы» в себе, очень хочется иначе. Хочется уйти от этой истощенной и замученной жизнью женщины, которая кричит от бессилия и усталости (она естественно какой-то частью живет внутри). Но есть и другая часть, которую можно взращивать и напитывать — ту часть, которая черпает из любви, у которой достаточно ресурса на себя и близких, которая может лечить не только правильно подобранными полосканиями и ингаляциями, но и словом, объятием, сочувствием.
Не писала бы об этом, если бы не случилась недавно ситуация, которая показала, что могу иначе, чем осенью. Могу идти по второму пути. И это нормально, естественно. Радуюсь этому как большой победе. Радуюсь тому, что могу отвечать мужу заботой на заботу, лаской на ласку. Он мой самый первый учитель в принятии и любви.
Есть шанс, что выживанческие, депрессивные паттерны поведения могут быть завершены и не пойдут в поколения дальше. Правда, не знаю, сколько ещё предстоит выгребать авгиевых конюшен. Но в любом случае, это благодарное дело. Очень нужное не только нам, но и тем, кто после нас. Нам очень повезло. У нашего поколения появился шанс.
P.S. А ещё интересно, как в других семьях было устроено. Каким вообще может или должно быть поведение взрослого здорового человека рядом с тем, кто сейчас ослаблен и нуждается в помощи? Буду благодарна за комментарии. Хочется здоровые ролевые модели увидеть.